На страницу шахмат Селенус  

Осенью 1598 го­да младший сын гер­цога Брауншвейг-Люнебургского Ав­густ продолжал свое двухлетнее путеше­ствие по Италии. Он вел дневник, и среди многих впечатле­ний о прекрасных городах Италии особое место занимает Венеция, которую он посетил трижды. Именно здесь знатный путешественник купил «Книгу об изобретательности и искусстве игры в шахматы» — итальянский перевод знаменитого труда испанца Рюи Лопеса.
     Внимательно изучив свою покупку, Август решил создать книгу о шахматах для своих соотечественников. Мечта осуществилась: в 1616 году в Лейпциге была издана книга «Шахматы, или Королевская игра». Основную ее часть составляет перевод труда Лопеса, но есть также све­дения об истории и состоянии шахмат в Европе (впервые упоминается шахматная деревня Штрёбек) и даже — в далекой Московии: «Русские, или московиты, играют в шахматы очень остроумно и с особым усерди­ем; в этой игре они так искусны и опытны, что, по моему мнению, дру­гим народам с ними нелегко тягаться» (Пауль Одерборн, 1581).
      Автор книги скрылся за псевдонимом Густавус Селенус, но... явно не хотел кануть в безвестность. Ведь Густавус — это Август на латыни, а Се­ленус — от греческой богини Селены, которую римляне называли Лу­ной. Родовое же имя герцогов Брауншвейг-Люнебургских происходит как раз от слова «Luna», так что налицо апокрифический характер псев­донима. Герцог-шахматист был человеком высокой образованности: он становился ректором двух университетов, а в своем замке собрал огромную по тем временам библиотеку в 180 тысяч томов! Умер он ровно че­рез полвека после выхода книги, обессмертившей его имя...
    Но какое отношение ко всему этому имеют «лунные» шахматы, спро­сите вы? Самое прямое. В книге «Шахматы, или Королевская игра» была помещена гравюра на меди, изображающая игроков за доской. Они иг­рали фигурами очень необычной формы, которые впоследствии и полу­чили название «в стиле Селенуса». В принципе такая форма фигур поя­вилась в Германии раньше, но именно благодаря книге Селенуса она ста­ла быстро распространяться, в том числе и по другим странам — Авст­рии, Дании, Италии... Это объясняется не только совершенством формы фигур, но и тем, что герцог разослал экземпляры своей книги всей выс­шей аристократии германских кня­жеств, даже самому кайзеру!
    Возникнув во време­на поздней готики и зарождения барокко, фигуры вобрали в себя свойственную готическому стилю устремленность ввысь, подчеркнутую ажурным орнамен­том, — и динамич­ность, совмещение реальности и иллю­зии, текучесть слож­ных криволинейных форм, характерные для барокко. «Верхнюю часть фи­гур венчает символический скелет, в образе которого всемогущая смерть смеется над шахматной игрой», — так современники описывали шахматы Селенуса. Это излюбленный сюжет средневековья: на доске ко­роли и пешки, а перед смертью — все равны!
   «Селенус» резали из дерева и кости, отливали из серебра и золота, а знаменитые венецианские виртуозы даже выдували фужеры из стекла. С годами форма фигур претерпевала незначительные изменения. Так, в XVIII веке изящные розетки иногда вытачивали более тяжелыми — этот вариант немцы называли «воронье гнездо»...
   А на последнем Конгрессе коллекционеров и историков шахмат в Санкт-Петербурге (1994) в одном из докладов, помню, прозвучало сооб­щение о том, что во Франции до сих пор там, где это гармонирует с ар­хитектурным ансамблем, существует мода подстригать деревья... «в сти­ле Селенуса»!
   В Музее шахмат России выставлены два «Селенуса», оба из слоновой кости (см. фото внизу). Один, созданный в Германии в конце XVIII века, — с фигурами белого и красного цвета (традиция, существовавшая почти до XIX века). Король украшен двумя розетками, королева — од­ной, а верх увенчан зловещими скелетиками. Другой сделан в Дании в начале прошлого века. Королевскую чету здесь также украшают ажурные розетки, и очень выразительны кони — с лебединым изгибом шеи. Фи­гуры уже традиционные — белые и черные, причем абстрактные слоны и ла­дьи белых украшены черными «шляпками», а аналогичные фигуры чер­ных — белыми.
   Изысканность фигур «в стиле Селенуса» привлекает внимание и сов­ременных резчиков. Несколько лет назад редкостно талантливый Юрий Коряков (увы, вскоре погибший) подарил музею комплект из сандалово­го и красного дерева .
Наталья ИВАНОВА, директор Музея шахмат России